500 километров
в один заход
500 километров из Парижа в Голландию в холодное католическое Рождество — под дождем, за 27 часов без ночевок и долгих остановок
Текст Бас Ротханс | Фотографии Михил Ротханс
На сервисе Strava есть челленджи, это тренировочные задачи для велосипедистов проехать 1000 километров за месяц, ехать на велосипеде без остановок минимум три часа или покорить горные вершины, совершив подъем на 5000 метров. Челлендж Festive 500 («Праздничная 500-ка») это приглашение проехать 500 километров на велосипеде за 8 зимних дней между католическим Рождеством и Новым годом. Большинство проезжает это расстояние за 5-10 поездок, но голландский велосипедист Бас Ротханс решил проверить, сможет ли проехать все 500 километров за одну поездку.
В 2012 году я впервые поучаствовал в Festive 500, и каждый раз после катания возвращался по уши мокрым и задавался вопросом, не попробовать ли проехать все расстояние за одну, очень большую поездку? Идея челленджа мне нравилась, но еще мне хотелось поскорее его закончить и подольше оставаться чистым.

Я начал придумывать маршрут: такой, чтобы начинался за 500 километров от дома и вел обратно к нему. Морально было бы легче ехать к домашнему комфорту и уюту, а не уезжать от него.
Потом мне пришло в голову, что стартовать можно в Париже. Я не знал точного расстояния, но был уверен, что до моего дома в Харлеме точно есть 500 километров. А еще мне казалось, что будет круто стартовать от такого культового места, как Эйфелева башня.
Ха́рлем (Haarlem) — небольшой город в Голландии, расположен в 20 километрах от Амстердама.
Я делился идеей с друзьями, и кто-то говорил, что я чокнулся, а кто-то
был заинтригован. В октябре 2013, на веловыставке, после слишком большого количества выпитого пива, мой друг Томас стал первым, кого я зацепил своей идеей. Однажды Томас сорвался на музыкальный фестиваль в Венгрию и доехал туда из Голландии на велосипеде, и даже участвовал в гонке велокурьеров, которая длилась целые сутки. Он много тренировался в этом году, пробежал несколько марафонов, поэтому чувствовал, что способен выполнить челлендж, чтобы достойно завершить этот год.
Речь о гонке Riverwest 24. Правила просты: курьеры должны отметиться на специальных пунктах маршрута, перечисленных в путевом листе, и выполнить особые задания. Маршрут круговой, круг составляет 7,5 км. Чтобы заполнить один путевой лист, нужно проехать 10 кругов. Потом берете новый лист, и заново. Гонка длится 24 часа, победители обычно проезжают около 40 кругов.
Мне хотелось собрать команду, чтобы мы помогали друг другу в пути. Но не слишком большую, чтобы группа была гибкой и быстро двигалась. Следующим, кто купился на мою идею, был Вольф. Мы познакомились через сервис Strava и несколько раз вместе катались на горных велосипедах. Вольф казался подходящим парнем, тем более он проехал на велосипеде множество километров.

Последним к нам присоединился Паул. Полтора года назад мы познакомились на выставке Eurobike; он рассказывал, как несколько лет профессионально гонялся за португальскую команду. Тогда он мне показался человеком с большим опытом. А его гоночное прошлое делало его сильнее остальных в группе он мог вести ее за собой.

В этот момент к нам присоединились еще два человека: мой брат Михил, фотограф (именно его фотографии вы видите в статье), и мой друг Мишель, видеооператор (его видео есть в конце статьи). Эти двое загорелись идеей запечатлеть немного нашего безумства и решили следовать за нами на машине.
Каждый по-своему готовился к поездке. Я провел много времени, выбирая подходящую одежду и велосипед. Главным критерием в выборе для меня стал комфорт. Я хотел чувствовать себя максимально комфортно настолько долго, насколько будет возможно.

Я взял Canyon Inflite AL, алюминиевый циклокросс на дисковых тормозах, поставил покрышки Schwalbe Marathon Racers шириной 38 мм. Нетрадиционный выбор, но опять же я был нацелен на комфорт, а мы ожидали, что на пути будет не особо хороший асфальт.

У меня было новое переднее колесо, заспицованное на динамо-втулку Supernova. Она производит электричество для мощного переднего фонаря, а когда вы не используете фонарь, от нее можно заряжать любое устройство с USB-портом. Основную часть пути мы должны были ехать в темноте, значит фонарь бы постоянно использовался и энергии бы не хватило для зарядки всей электроники, так что я вез с собой еще две дополнительные зарядные батареи.

На велосипед я нацепил подседельную и нарамную сумку Revelate, куда поместились три смены термобелья, перчатки, шапки и носки, еда и несколько сменных камер. Я также взял еще одни велоштаны и дождевик. Тогда мы еще не знали, что 80% времени нам предстоит провести в дождевиках.
Все ехали на совершенно разных велосипедах. Паул ехал на стальном St. Joris с колесами на деревянных ободах. Велосипед Вольфа был, пожалуй, самым «нормальным» карбоновый циклокросс Focus. У Томаса был гибрид с жесткой вилкой на титановой МТБ-раме Salsa. Он переделал его под дорожное использование, поставив такие же, как у меня, покрышки и лежак.

Мы хотели стартовать в полночь, сразу как стрелки часов сдвинутся на 24 декабря канун Рождества. Пришлось поторопиться, чтобы вовремя доехать до Эйфелевой башни от вокзала. Забавно, как мы тогда переживали за время, потому что потом нам предстояло провести множество часов в дороге.

Мы сделали символическую фотографию и двинулись в путь. Дул порывистый ветер, но было сухо. Париж пролетел быстро, даже быстрее, чем мы это осознали, и мы оказались на отличной новой велодорожке, проходящей вдоль длинного канала. Мы шли в хорошем темпе, и на некоторых участках ветер помогал ехать быстрее.
Когда мы покинули пригород Парижа и проезжали через деревни, тот же ветер мотал нас из стороны в сторону. Бодрящий, быстрый, порывистый и порой очень опасный. Это было похоже на родео на быке.

Мы ехали вперед, количество пройденных километров росло, но было достаточно одно взгляда на ночное небо, чтобы понять нас настигал дождевой фронт. Момент, когда он нас догонит, был только вопросом времени. Нам удавалось убегать от него до трех или четырех часов утра, а потом ударил ливень. Так сильно, будто его послали, чтобы помешать нам.

Мы нырнули в укрытие, скользнули в дождевики и поехали дальше. По сей день я задаюсь вопросом, сдались бы мы, если бы знали, как много времени предстоит нам ехать под дождем? Тогда мы просто продолжили путь. К утру мы проголодались и попытались найти место, чтобы перекусить.
Та местность Франции, в которой мы находились, словно вымерла. Все было закрыто. Когда мы наконец нашли бар, нам смогли предложить только пиво или кофе. Мы выпили кофе, съели несколько круассанов из ближайшей булочной и направились дальше.

День продолжался, километры росли.
В Бельгии кое-где пришлось ехать по дорогам, вымощенным булыжниками, мы опять очень долго искали место с едой или хоть чем-то на нее похожим. Михил и Мишель не везли никакой еды, так как не ожидали, что будут машиной сопровождения, и мы не просили их об этом.
Когда мы въезжали в Брюссель, начался дикий ливень. К этому моменту Томас уже сменил пару стертых тормозных колодок, да и у Вольфа дела тоже шли не очень хорошо. Его куртка была не настолько водоотталкивающей, как он надеялся, он промок и теперь замерзал.

Мы остановились переждать дождь перед входом в здание банка в самом центре города, и консьерж впустил нас в холл. Сердце не позволило ему оставить нас снаружи. Мы обернули Вольфа в спасательное одеяло, и стало совершенно ясно, что для него будет опасно продолжать путь.

Томас тоже принял мудрое решение выйти из игры. Его тормоза стерлись, он чувствовал, что совсем обессилел. Мы с Паулом посмотрели друг на друга: продолжаем? Паул кивнул. Едем дальше.
Мы набили животы пиццей из ближайшего кафе, переоделись в последние сухие вещи, и помчались вперед. 50 километров до Антверпена мы пролетели, не потеряв ни секунды. А потом произошла катастрофа.

С разницей в 10 минут наши навигаторы сломались. Они записывали трек на протяжении 400 километров и размер файла их убивал. Без навигации мы потерялись. Полтора часа мы пытались выехать из гавани Антверпена, найти правильный путь. Вдобавок я прокололся, и что-то внутри нас сломалось. Ничего не получится. Мы истощены.
Мы были обессилены и позвонили Михилу и Мишелю, попросив забрать нас на машине.

Когда мы встретились, они дали нам чувствительный пинок под зад. Протянули GPS-навигатор, который использовали, чтобы следовать по нашему треку, затолкали нас обратно на велосипеды и указали правильное направление. Если бы не они, мы бы сдались.

Позже они признались, что в машине пришли к соглашению: если мы сдадимся, они не будут выкладывать ничего: ни фотографий, ни видео все это не имело смысла, если мы не завершили начатое.

И после этого вмешательства мы продолжили путь. На самом деле, нам ничего не оставалось, кроме как ехать вперед, к невидимой финишной черте. Вода была повсюду, но особенно сильно брызгало с передних колес.

Медленно, но верно все системы отказывали. Батареи перестали давать заряд, мы доели последние батончики сникерсов, которые удалось купить час назад в единственном допоздна работающем магазине. Когда Михил и Мишель сказали, что уже были на севере Роттердама, когда мы еще были на юге, мы опять пали духом. Паул полностью промок, каждый километр отнимал слишком много времени. Я начинал принимать сомнительные решения...

Каким облегчением было, когда мы все-таки догнали машину Михила. Оставалось всего несколько километров до отметки в 500 км.
Было 3:30 утра 25 декабря, когда мы остановились на отметке в 507 километров. Моя жена Марья, друг Ерун и еще один мой брат встретили нас. Прошло 27 часов после выезда из Парижа. Мозг больше не справлялся, мы бодрствовали больше 40 часов.

Марья и Ерун надели велоодежду на случай, если я захочу доехать до Харлема на велосипеде, и привезли мне сухие вещи. И у меня открылось уже не второе, а третье, четвертое дыхание. Я переоделся в сухое, попрощался с Паулом, и мы поехали домой. На отметке в 533 км мой телефон отключился и перестал записывать трек. Я никогда не узнаю, сколько точно километров мы проехали, но позже я подсчитал расстояние по GPS, получилось около 570 км.
В последний час езды я начал сваливаться с велосипеда, мне чудилось что-то на обочине. Мы финишировали в четверть шестого на центральной площади Харлема. Тогда я чувствовал только усталость. Но этот опыт незабываем. Такое закаляет душу.

Если честно, не знаю, захочу ли когда-то еще совершить подобное. Но я рад, что хотя бы раз это попробовал. И особенно с такими замечательными компаньонами.

Оригинал статьи.
Если не хватило про безумства, прочитайте рассказ Максима Кравцова о том, как он проехал 422 км из Петербурга в Петрозаводск (на фиксе) без остановок за 20 часов.

Если интереснее про сам маршрут и местность, читайте блог #Amster2Paris ребята проехали по обратному маршруту, из Голландии во Францию, не торопясь и рассматривая природу и города. Тоже не без приключений.
Made on
Tilda